Здесь описана только дорога от Новосибирска до Советской Гавани.

Посещение самой Совгавани и других интересных мест в следующей части.

Отъезд.

То, что день будет удачным, стало понятно с самого утра.

Выезд, как обычно, был запланирован на 10 часов утра 1-го июля. Так повелось, что большие летние автопутешествия мы начинаем именно в этот день и в это самое время. Все личные вещи, видео и фотоаппаратура были собраны. Жена и дочери совершали последние приготовления – маникюр, педикюр и всё такое. Я же, тем временем, отправился на стоянку за автомобилем.

Как и в предыдущие годы, на большие расстояния мы путешествовали на автодоме. Автодом Химер Классик Камп 524 - это шасси Фиат Дукато с дизелем 2.8, двухярусная кровать на корме и одна двуспальная в алькове. Стол и пассажирские сиденья в середине салона тоже можно разложить в небольшое спальное место. Итого, как не крути, всего четыре полноценных спальных места. Трёх-комфорочная газовая плита, холодильник, мойка, душ, унитаз, умывальник и куча полочек и шкафчиков.


    

Кроме посуды, продуктов питания, воды, предметов личной гигиены и вещей ежедневного использования, с собой мы также взяли раскладной стол и стулья, мангал, спасательные жилеты, палатку, спальные мешки. И поскольку путь был не близким, а дорога в некоторых местах обещала быть не очень ровной, с собой я захватил передние стойки и задние амортизаторы, комплект фильтров и натяжные ремни.

Да, и главным багажом в нашей экспедиции была Фрося. Фрося – это кошка породы Курильский бобтейль. Естественно с собой мы взяли кошачью сумку, кошачью еду, кошачий туалет и наполнитель для него, кошачью щётку и прочие и прочие кошачьи причиндалы, без которых, по мнению моих домочадцев, кошка существовать не может. Я представляю себе, как страдают и мучаются без розового ошейника и расчёски курильские кошки и тихо плачут в обеденный полдень в зарослях курильского тростника на берегах бесчисленных курильских речек, ловко разрывая своими маленькими зубками упругое тело жирного курильского лосося.


   

Примерно в 9:30 я остановился возле дома и потянул рычаг стояночного тормоза. Раздался какой-то неприятный металлический треск. Я отпустил и снова потянул рычаг. Рычаг ходил свободно, и это могло означать, что порвался тросик ручника. Блин, так оно и есть… Трос стояночного тормоза порвался! И это всего за пол часа до отъезда. Хорошо ещё, что поломка произошла здесь, в Новосибирске, дома, а не где-нибудь на трассе посреди Дальневосточной тайги, или на каком-нибудь горном перевале, где на 300 вёрст в любую сторону ни одного населённого пункта. Я живо представил себе такую картину и внутренне содрогнулся.

Мои домочадцы, напротив, восприняли новость абсолютно спокойно со словами: “Ну, ты же что-нибудь придумаешь, да?”. Такая реакция близких вселила в меня немного оптимизма и я принялся судорожно загружать Яндекс на предмет поиска запчастей на Фиат Дукато в Новосибирске. Раньше я покупал запчасти только через интернет-магазин Exist, и потому понятия не имел, кто в нашем городе торгует таким добром. Поисковик не выдал мне ни одной сколько-нибудь обнадёживающей ссылки. Стало понятно, что шансов найти такую деталь в ближайшие дни, мягко говоря, было не очень много. Я позвонил своему товарищу, и тот посоветовал мне снять тросик и попытаться поискать по магазинам что-нибудь похожее, так сказать вживую.

Я уже ехал на СТО, когда мне, наконец-то, пришла в голову гениальная мысль – узнать через автомобильную справочную 074, кто в нашем городе торгует фиатовскими запчастями. Мне дали пару телефонов. Один оказался телефоном официального дилера Пежо. Меня долго переключали между разными службами, в каждой из которых расспрашивали о моей проблеме и я снова и снова с самого начала объяснял причину, вынудившую меня обратиться в эту организацию. При этом я ехал в автомобиле с механической коробкой, пытался удерживать телефон и переключать передачи. В конце концов, меня переключили на сервис. Сервис, так назовём человека, с которым я теперь общался, был, как мне показалось, немного возбуждён. По его манере разговора, имеющей мало общего с воспитанностью и уважением собеседника, я безошибочно определил, что оторвал его от какого-то очень важного дела. Так как подошло время второго завтрака, то, возможно, этим важным делом был стакан тёплого молока и аппетитный пончик, который состряпала его жена. Мне было крайне неловко, и я хотел, было, извинившись положить трубку. Однако, взял себя в руки, рассказал о своей проблеме и попросил Сервиса помочь мне. Сервис немного помолчал, а затем спросил модель автомобиля. После примерно минутной паузы он спросил год выпуска автомобиля. Ещё с минуту из телефона доносились нечленораздельные звуки, то ли охи, то ли стоны, а затем Сервис спросил у меня VIN-код. Я заявил, что VIN-а не знаю. Видимо это и стало последней каплей переполнившей бочку с порохом, и возмущённый Сервис взорвался: “Ну и где я этот тросик искать должен?!” Я точно знал место, где он мог бы его поискать, и с большим трудом удержался от совета. Вместо этого я извинился за зря потраченное на меня время, и поблагодарил Сервиса за то, что он не сразу послал меня ко всем чертям.

Я позвонил по второму номеру. Это оказался магазин автозапчастей на Нижегородской 266. Я поздоровался и объяснил суть своей проблемы. На другой стороне провода мужской голос тоже поздоровался, спросил модель и год выпуска автомобиля. Затем Голос задал каверзный вопрос – какой именно тросик меня интересует, передний или задний. Хотя я и был заряжен “позитивной энергией” диалога с Сервисом, но спокойно повторил, что мне нужен тросик стояночного тормоза. Мой собеседник, видимо, закалённый в беседах с такими как я умниками, спокойно объяснил мне, что тросик состоит из двух частей – передней и задней. Сообщив, что меня интересует тот, который идёт от рычага, я замер в тревожном ожидании. Несколько секунд мой собеседник молчал, а затем сообщил, что такой тросик у них есть. Радости моей не было предела. Я сказал, что прилечу к ним в течение часа, и положил трубку. Я ещё раза три звонил в этот магазин, – узнавал цену, которая в тот момент показалась очень уж низкой, уточнял адрес, выяснял, как лучше до них доехать и, конечно же, просил, чтобы мой тросик никому не продали.

Я заказал такси и пока на СТО снимали порванный тросик, успел съездить за новым. В конечном счёте, в 12:00 тросик поменяли, и я отправился домой.

Как водится, мы присели на дорожку и в 14:00 выдвинулись в путь. А путь наш не близкий лежал “до самых до окраин”, до самого Тихого океана, в мой родной город - Советская Гавань.

На Восток.

Кроме прочих, целями поездки были купание в водах Охотского моря, ловля крабов и рыбы, пешие прогулки по сопкам, осмотр достопримечательностей этого далёкого, но родного края. Поэтому было решено особо не задерживаться, и двигаться к конечному пункту, Советской Гавани, максимально быстро, а все достопримечательности и интересные места посетить и осмотреть на обратном пути. На обратный путь были оставлены посещение Спасска - Дальнего, где проживал мой армейский дружбан Шура Мирошник, Иволгинский дацан, где хранится святыня буддистского мира, “драгоценное нетленное тело” XII хамбо-ламы Даши-Доржо Итигэлова, “Тёплые озёра” и река Снежная на Байкале на границе Иркутской области и Бурятии, Лазурная долина Тункинского национального парка и Аршан с его 9-ю водопадами, и прочее и прочее.

Дорога до Хабаровска.

Не знаю, кому как, а мне кажется, что дороги Новосибирской области очень даже неплохие, по сравнению с дорогами в других субъектах. Хочу отметить, что за два года, прошедшие с нашего предыдущего путешествия на Дальний Восток, совсем плохих дорог стало меньше. Повсюду на трассе идут ремонты мостов. Правильнее сказать мосты не ремонтируют, а делают вообще новые. Однако, ещё два года назад гладкая и ровная трасса, теперь в некоторых местах приобрела вид стиральной доски. Такие места обозначены знаками “ограничение скорости” и “неровная дорога”. Если Вы увидели такой знак, то очень рекомендую Вам снизить скорость. Несколько раз за поездку я был свидетелем, а пару раз участником полётов в таких местах. К сожалению, порой дорожники устанавливают знаки, информирующие о плохой дороге, непосредственно перед плохим участком, когда снизить скорость до безопасной не представляется возможным.

Есть, конечно, и совсем плохие участки, как, например, в районе Облучье на границе Еврейской АО и Хабаровского края, где уже не один десяток лет идут масштабные дорожные работы.

Мы не старались долететь и двигались неторопливо, проезжая за день от 500 до 1000 км.

   
   
   
   
   
   

Хабаровск – Совгавань

Автодому типа нашего противопоказано бездорожье – низкий, длинный, неуклюжий. Двигаться на нём желательно только по асфальту. Поэтому, выбирая маршрут путешествия, я пересмотрел весь интернет, но никаких отзывов о трассе Хабаровск – Советская Гавань не нашёл. К счастью, а может и нет, моя сестра Лариса живёт в Приморском крае и поддерживает связь со своими совгаванскими подругами и друзьями. Я воспользовался этим обстоятельством и попросил сестру узнать о состоянии трассы. Всё разузнав сестра, заверила, что дорога хорошая и только на некоторых участках укатанная щебёнка. Отлично! Однако червячок сомнения всё же точил меня изнутри, ведь это мне сказала моя старшая сестра. Не будь дураком, я предложил Лоре и её мужу составить нам компанию. И, честно признаюсь, вовсе не потому, что так веселее. Виктор, муж сестры, уже много лет работает дальнобойщиком и я полагал, что в случае чего на него можно будет расчитывать. Да и ехать компанией по безлюдным местам, конечно же, безопаснее. Их трое на Лэнд Крузере – сестра, её муж и их петилетняя внучка, и нас четверо на автодоме – я, жена Ирина, дочери Маша и Таня.

Мы встретились с ними в Хабаровске утром. Обнялись- поцеловались и чтобы не терять времени даром выдвинулись в сторону Советской Гавани. Однако на выезде из города решили заехать на автомойку. Крузер помыли за 20 минут, а вот с автодомом прождали около полутора часов, но, так и не дождавшись своей очереди, поехали своей дорогой. Чтобы не потеряться в пути, было решено, что впереди идёт автодом, а следом Крузер.

Дорога по трассе Р454 Хабаровск – Комсомольск на Амуре до небольшого посёлка Лидога, где на Советскую Гавань отходит ветка, в общем-то была нормальная. Где-то подбитая, где-то подлатанная, видавшая и лучшие дни, но, как говорится, жить можно.

Мы свернули на Совгавань. Узкая дорога часто виляла и очередной поворот скрывался за густыми зарослями. Чистый воздух, солнце перевалило за полдень. Казалось, что всё заснуло в этом дивном, безлюдном месте. В какой-то момент я вдруг понял, что не видел Крузер последние минут десять. Я немного напрягся и снизил скорость. Крузер не появлялся. Я остановился и несколько минут подождал. Никого. Хм… Ведь после Лидоги и поворота на Совгавань я его даже и не видел! Блин, может он не свернул? Заблудился? Вряд ли, Виктор был здесь не раз. Может это я свернул не туда? Это я заблудился! С женой и двумя детьми, посреди тайги. Ну что скажешь? – лох. Я развернулся и поехал назад. Меня колбасило. Я проклинал всё на свете – дорожников, гаишников, хабаровскую автомойку, США и Алькаиду и даже судью, которая в прошлом году лишила меня прав на 4 месяца, и прочее и прочее. А километров через пять нам встретился Крузер. Я взволнованно начал объяснять сестре, что прохлопал и видимо свернул не туда. Сеструха не моргнув глазом покровительственно ответила: “Всё нормально, не нервничай, просто мы заехали в деревню за сигаретами”… Я, вдруг почувствовал, как кровь приливает к моей голове и застилает глаза, и откуда-то из глубинных, архаических слоёв бессознательного поднимается и захлёстывает меня волна гнева. Я пытался сопротивляться этому безудержному желанию крушить и убивать. И, казалось, что вот-вот уже справлюсь со своим животным порывом. Стиснув зубы я сказал сеструхе всё, что думаю по этому поводу, снова развернулся в сторону Совгавани и мы продолжили свой маршрут.

Через несколько десятков километров ландшафт и сама реальность начали невероятным образом меняться как в “Девяти принцах Амбера” Роджера Желязны. Я не верил своим глазам. Теперь это была идеально ровная дорога, с ограждениями и водостоками, идущая между сопок. Вдоль дороги протекала неширокая быстрая речка. Было ощущение, что река кишит рыбой. Хотелось подъехать поближе к речке устроить пикник и порыбачить, благо, что удобных съездов было навалом. Но желание добраться до пункта назначения засветло пересилило, и мы не стали терять время.

Пьянящий чистейший воздух и ностальгические воспоминания обрушились на меня неудержимой лавиной. Чувства захлёстывали, эмоциональное возбуждение достигло предела. Вид сопок, скал и речки завораживал и манил, но нужно было следить за дорогой, на спидометре 130. А чё там следить? Дорога идеально ровная, ни кочки, ни ямки. Сопки, густо покрытые непроходимой тайгой, местами были облысевшими после пожаров. Здесь и там величественно торчали куски скал, похожие на каменные крепости. Дорога часто петляла, поднималась вверх, туда, где сопки своими вершинами касались облаков, и круто спускалась вниз, к речке, которую мы пересекали несчётное множество раз.

Душа пела, а сердце было готово выпрыгнуть из груди. Я мчался, как ураган и даже не успел сообразить, что небольшое пятнышко на идеально гладкой дороге не что иное, как выбоина. Тормозить и тем более объезжать было поздно. Скорость за сотню, да и автодом это не совсем гоночный болид Формулы-1. Вслед за сильным ударом послышался шуршащий звук, будто колесо за что-то задевает. Я остановился и вышел из машины. Виктор притормозил сзади. Внешний беглый осмотр не дал никаких результатов. Колесо казалось приспущенным, но звука выходящего воздуха не было. Я попытался ехать дальше, но этот шуршащий звук не давал мне покоя. Я снова остановился, вышел, внимательно осмотрел колесо, и тут уже услышал шипящий звук и увидел, что диск деформировался. Даааа… Колесо нужно менять.

Добраться до запаски было не так уж и просто. Запасное колесо было закреплено в дальнем углу огромного багажника. А значит, все вещи из багажника необходимо было вытащить. Я выстроил своих домочадцев в цепочку и мы быстро освободили багажник.

Пока мы с Виктором занимались колесом, наши жёны и дети весело щебетали прогуливаясь по обочине. Кошку тоже решили выгулять. Наша младшая дочь Танечка, официально признанная нами хозяйкой кошки, так как завести кошку было именно её заветной мечтой, пристегнула киске розовый поводок и поставила её на землю. Секунду помедлив Фрося рванулась в заросли. Поводок несколько раз дёрнулся и замер. Таня начала тянуть Фросю к себе, но та упорно сопротивлялась. Наконец кошку выволокли из кустов. В зубах Фроси явно что-то было. Так и есть! За несколько секунд, которые кися провела на этой земле, она успела поймать бурундука! Все были просто ошарашены. Дети визжали. Моя жена Ирина пыталась отобрать у кошки бурундука, и это у неё получилось. Ирина взяла одной рукой бурундука, а другой схватила кошку за шиворот. Кися ослабила хватку и разжала зубки. Не успели все с облегчением вздохнуть, как Фрося молниеносным движением зацепила бурундука когтем, и вырвала из Ирининой руки. Но Ирина и не собиралась сдаваться. Не менее ловким движением она схватила бурундука, вырвала из кошачьих когтей и пустила его на землю. Бурундук бросился наутёк, но Фрося не дремала и в три прыжка настигла его. Ирина снова вступила в схватку за маленького грызуна, но Фрося отчаянно противилась перспективе лишиться своей добычи, крепко прижимая бурундука к земле. В конце-концов бурундук был освобождён из цепких кошачьих лап и бросился в заросли. Фрося рванулась вдогонку, но крепкий поводок быстро остудил её пыл. Всё произошло настолько быстро, что мы даже не успели достать фотоаппараты. К счастью моя проворная сестра всё же успела сделать один кадр на свой фотик.



Мы с Виктором сняли колесо. Витя, как бывалый дальнобойщик, предложил не менять колесо, а просто выправить диск. В этом нам очень помог хороший молоток и небольшая кувалда, которую я предусмотрительно взял с собой в поездку. Диск был выправлен, колесо накачали, всё вынутое сложили обратно в багажник и тронулись в путь. Очень, очень хотелось добраться в Совгавань сегодня. Но, блин, задержка на автомойке, потеря времени на сигареты, инцидент с колесом… Что-то подсказывало, что инцидент с колесом – это не самое плохое, что ждало нас по дороге на Родину. Я отчаянно гнал тревожные мысли прочь и пытался с оптимизмом смотреть в ближайшее будущее.

Будущее, как правило, оказывается вовсе не таким безоблачным, как ты расчитываешь. И этот день тоже не стал исключением.

Сказка длилась недолго и через сотню-другую километров дорога закончилась. Нет, не совсем сразу закончилась. Сначала закончился асфальт. Километров через 40 закончилась щебёнка, а ещё километров через 20 закончилась дорога. Было направление, непрерывно отсыпаемое скальником. И ладно бы ещё какой-никакой грейдер работал. Но грейдера не было и дорогу прокладывали пара огромных автобусов маршрута Хабаровск-Ванино. Смеркалось. Пыль. Скальник. Ничего не видно, всё сливается. Где кочка, где ухаб – не разобрать. Мы ползли со скоростью черепахи. Задней частью рамы автодом постоянно цеплял грунт. В некоторых местах, казалось, можно ускорится до 30 км/час и я не упускал такой возможности. Я даже и не заметил углубление, идущее поперёк дороги, в которое мы нырнули со всего маха. Послышался страшный удар и душераздирающий скрежет. Младшая доченька Танюша, выполнявшая в этот день функции штурмана, сообщила, что Виктор активно мигает фарами. Я остановился и вышел из машины. Из поддона струёй текла какая-то жидкость. Я заглушил двигатель, в душе надёясь, что всё не так плохо, как могло бы быть. Но оказалось, что всё ещё хуже. Поддон пробит, и на 300 верст ни в одну, ни в другую сторону мало того, что нет СТО, так даже нет никаких населённых пунктов. Ни деревни, ни посёлка, вообще ничего! В довершении выяснилось, что мобильная связь на этом участке трассы тоже отсутствует.

Трос, купленный в супермаркете, позиционируемый как особо прочный на 5 тонн, порвался сразу. Пришлось цеплять два троса в паре. И всё равно приходилось внимательно следить за тем, чтобы во время движения трос был постоянно натянут, иначе при рывке он всякий раз рвался. Мы ехали уже несколько часов. Наступила непроглядная темнота. Аккумулятор, работающий на фары и аварийку, постепенно садился. К сожалению, я не сразу додумался отключить правую фару. Стало трудно различать в темноте трос и автомобиль Виктора. В конце концов, фары вообще отключились, но аварийка всё ещё жалобно моргала. Про запас у нас был новый гелиевый тяговый 95-й аккумулятор. Я подключил к нему инвертор 220-12 вольт, а к инвертору лампу-светильник на 220 вольт на прищепке. При помощи прищепки и изоленты я закрепил светильник на капоте. Получилось, в общем-то, какое-никакое освещение. По крайней мере, Крузер и часть дороги мне уже было видно. А главное мне было видно трос! Мы переезжали какие-то ручейки и неширокие речки по деревянным мостикам. И всякий раз я обращался к всевышнему прося его только об одном – чтобы трос не порвался в тот момент, когда мы проезжаем по такому полуразвалившимуся, покосившемуся мостику.

Так мы протелепались ещё несколько километров, когда трос порвался окончательно и бесповоротно. К счастью впереди, в ста метрах перед нами, несмотря на ночь, работали мостостроевцы. Мы подошли к ним. Из кабины экскаватора вылез мужчина лет пятидесяти. Виктор очень бодро начал объяснять суть проблемы: “Я… мы… того… этого…”. “Поддон пробили?”, - глянув на наши автомобили, спросил экскаваторщик. “Ага!”,- дружно закивали мы с Витей. Мостостроевец развернулся и куда-то ушёл. Через некоторое время он вернулся со стальным тросом. Блин, мой мозг категорически отказывался верить во всё происходящее, особенно в эту фантастическую находку троса. Я тут же кинулся его закреплять. С одной его стороны была петля, а вот другой конец был обрублен, и как его закрепить я не знал. Мостостроевец почесал затылок, и не произнеся ни слова снова куда-то ушёл. Через минуту он вернулся с хомутом, для фиксации петли. Я вмиг прицепил трос к автодому, затянув хомут, что было силы.

Когда мы закончили с тросом, я спросил у мостостроевца: “Сколько я Вам должен?”. “Даже и не знаю. Да сколько дадите, столько и нормально. А вообще водка у нас дорогая, по триста пятьдесят”. Я достал пятьсот и отдал нашему спасителю. Цена не имела никакого значения. Трос в этот момент был бесценным.

   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   

Земляки, блин.

Может во мне говорит ностальгия и тоска по родным местам, но кажется мне, что чем дальше от городов – мегаполисов тем люди добрее. Попроще как-то. Нет, в городах люди не хуже, просто на себе, что ли зацикленные. Разучились они за других радоваться. Понятно дальнобойщики. Интернациональная профессия. Всегда друг другу придут на помощь, подскажут, расскажут, и словом и делом помогут. Конечно, чего греха таить, и среди дальнобойщиков редиски встречаются, но в основном это нормальные адекватные люди. А обычные автолюбители? Спрячутся в своих коробках, педаль в полик и никого не вижу, никого не слышу. Не знаю, как другие, но новосибирцы не самые приветливые. J Сколько по стране езжу, так ни один новосибирец меня не поприветствовал, даже фарами не поморгал. Сам я обычно земляков приветствую. Для меня, как говорится, два локтя по карте – земляки. Омич, томич, кемеровчанин, алтаец – все земляки. Легковушкам, Газелькам фарами мигнёшь, а если дальнобойщик, так по рации поприветствуешь. Но автолюбители-новосибирсцы – это нечто. Едешь за 7000 км. от Новосибирска посреди тайги, там где на сотни километров ни живой души, а навстречу тебе земляк, 54-й регион. Ты ему мигаешь, машешь, кричишь. А он как в танке. В упор тебя не видит. Абыдна, да! J

Я, кстати, когда на автодоме начал ездить, так совсем по-другому стал относиться к водителям грузовиков и дальнобойщикам. На себе почувствовал, каково это, когда тебя легковушка подрезает или на трассе перед тобой пролезть пытается. Граждане и гражданки легковушки, будьте благоразумны, не подрезайте грузовики, не подлазьте под них. Поверьте, очень трудно остановить такую здоровую машину. Кроме того, дальнобойщики по многу часов проводят за рулём, наверняка устали, внимание снижается, за спиной десятки тонн груза, небольшая оплошность и может возникнуть серьёзная авария.

По моему ИМХО, культура вождения на трассе тем ниже, чем дальше на Восток от Новосибирска. Взять хотя бы необходимость включать ближний свет фар. Понятно же, что это необходимая норма. Включенные фары очень на трассе, при обгоне, выполнении манёвра и всегда – при плохой погоде. Тех у кого включены фары, я замечаю раньше и поэтому у меня больше времени для принятия решения. Несколько раз было начинаешь обгон, а тебе навстречу вылетает какой-нибудь фрукт на огромной скорости с выключенными фарами, но с бешенными горящими глазами. Или в попутном направлении – о, глядика ты, замигал, запипикал руками замахал. Так ведь не видно его, цвета мокрый асфальт, автомобиля в сумерках с выключенными фарами. Очень неприятно. Я, вот с Витьком, сеструхиным мужем разговариваю, тоже фары не включает. Говорит, мол, не было раньше такого правила, не буду включать. А ведь на Крузере ездит, правда, на праворуком, и всё же… Кстати, заметил, что граждане на дорогих машинах фары как раз-таки включают, бережно к своему имуществу относятся. А вот праворульные во Владивостоке, по-моему, вообще фары не включают, даже ночью!J Щютка.

Кстати, ещё один чисто праворульный прикол, распространённый на Дальнем Востоке. Я сначала-то вообще понять не мог, то ли люди в неадеквате, то ли это подстава. Вот пример: Идёт фура, за ней тащатся машины две-три или больше, короче ты сзади. Решаешь обогнать. Как положено включаешь левый поворот, поддаёшь газку и выезжаешь на полосу встречного движения для совершения обгона. Но не тут-то было! Перед тобой тут же выскакивают пара-тройка хитрых, тоже желающих обогнать фуру. Причём их скорость заведомо ниже твоей и ты вынужден тормозить. Но ты уже и потерял своё место и правый ряд уже занят. Пока эти две машины завершают обгон появляется встречка, а быстро набрать скорость на автодоме невозможно! Деваться некуда! Я пару раз попадался на эту удочку. Меня это немного напрягало, поэтому я начал действовать иначе: видел встречку, включал поворот, делал вид, что начинаю обгон и снова возвращался на своё место. Все хитрые воспользовавшись удобным моментом ломились на обгон, где их уже ждала встречка. Думаю, что для них это было очень поучительно. Но я быстро остыл, посколько возникала реальная вероятность лобового столкновения хитрых со встречкой. И всё-таки я отчасти нашёл противоядие против хитрых. При необходимости выполнить обгон я немного сбавлял газ, отпускал впереди идущую машину, затем разгонялся, убеждался, что встречки нет, и не включая указатель повора выезжал на полосу встречного движения и на большой скорости совершал обгон. Пару раз хитрые пытались дёрнуться, но мощный звуковой сигнал атодома охлаждал их пыл.

На жёсткой гибкой сцепке.

Поблагодарив мостостроевца мы продолжили свой путь. Однако, тот факт, что мы обрели новый трос не прибавило комфорта. Напротив. Так как трос был стальной и толстый, то любое его провисание обязательно сопровождалось резким рывком. Мне в ещё большей степени, чем раньше приходилось быть внимательным и следит за тем, чтобы трос был всегда внатяг. Я был вынужден непрерывно работать педалью тормоза. А учитывая то, что двигатель был заглушен, и следовательно гидроусилитель тормозов не работал, то моя правая нога быстро начала наливаться свинцом. Кроме того не работал и гидроусилитель руля. Короче был полный набор неудобств управления автомобилем. Я срузу вспомнил, как в далёких 90-х крутил баранку 157-го ЗИЛа в Новосибирском Академгородке, лихо закладывая виражи по его узеньким улочкам. Это добавило мне немного уверенности и оптимизма.

Моя нога отдыхала только когда мы поднимались в гору. На спуске же было очень нелегко, приходилось прикладывать двойное усилие. Тормоза были постоянно в работе и источали сильный запах горелых колодок.

Витя зачем-то сместился влево и трос тут же затянуло под левое колесо. Я резко дал по тормозам и к счастью трос не успел обернуться вокруг колеса. Я схватил фонарик и начал отчаянно мигать в заднее окно Крузера. Виктор остановился, разобрался в ситуации и пообещал придерживаться заданного курса.

Аккумулятор сдох окончательно и аварийка отключилась, однако это обстоятельство меня нисколько не смущало. Была глубокая ночь, машин не было вообще, да и кому могло прийти в голову ехать из Хабаровска в Совгавань по этому бездорожью ночью. Однако моя старшая доченька начала волноваться, что теперь нас вообще не видно сзади и кто-нибудь может в нас врезаться. Видимо сказывались усталость и стресс от всех этих автодорожных происшествий. Поэтому я сразу согласился с её идеей светить в заднее окошко фонариком, дабы едущий сзади автомобиль мог нас увидеть. И благо, что это можно было делать удобно раположившись на кровати в задней части автодома.

Мы поднимались так долго, что казалось ещё чуть-чуть и мы будем смотреть на луну сверху. И вдруг мы выехали на асфальт. Это было так неожиданно, что домочадцы разволновались и наперебой спрашивали, где мы, как мы и чё ваще происходит? Как выяснилось утром мы забрались на самую вершину одного из многочисленных перевалов. К счастью тут же обнаружилась широкая ровная площадка, на которой мы и заночевали.

Утром, чуть свет по-нашему J , и примерно в 11 по местному мы уже были на ногах. Виктор сообщил, что мы находимся примерно в 100 км. от Ванино и оттуда к нам на встречу едет его брат Анатолий.

Я хорошо выспался, умылся, и пока Ирина готовила завтрак, решил осмотреть местные достопримечательности. Площадка, на которой мы заночевали, располагалась у подножья небольшого карьера. На другой стороне дороги, метрах в десяти от её края стояла единственная достопримечательность – маленький домик неизвестного архитектора, а попросту говоря - сортир. Устройство домика было гениально простым. Это была обычная деревянная кабинка, опорой для которой служили два бревна, перекинутые через естественный разлом в насыпаном многометровом слое скальной породы. Этот разлом и служил бездонной выгребной ямой. Я живо представил себе, как осыпается порода и увлекает за собой сортир вместе с тем, кто в нём находился. От таких мыслей меня слегка передёрнуло. Я не стал испытывать судьбу и близко приближаться к домику, а отправился в свой, родной, комфортабельный, освежённый разными благовониями, беленький и чистенький туалет.

Ванино.

Моя правая нога подёргивалась и ныла, и я с содроганием думал о том, что нам ехать ещё примерно часов пять.

Однако время пролетело незаметно. Мы доехали до Ванино и остановились у Александра – сына Анатолия и, соответственно племяника Виктора. Александр оказался радушным хозяином, предоставил нам место в своём дворе, инструменты и всё необходимое для ремонта автодома.

Под чутким Витиным руководством мы быстро сняли поддон. Снимал, конечно же, Витя, а мы подносили ключи, сигареты, воду. Дыра в поддоне была такая, будто его пробили копьём. Александр куда-то позвонил и договорился о ремонте.

Ванино Порт - один из крупнейших портов Российского Дальнего Востока и "морские ворота" Хабаровского края. Находится в 30 км. от Советской Гавани. А населённый пункт Ванино - это небольшой посёлок, поэтому мы с Александром за час успели сгонять к сварщику и заварили поддон, а по пути ещё и в автомогазин заехали и купили масло. Александр молниеносно решал все организационные вопросы, касалось ли это места для стоянки нашего огромного автодома, организации обеда, ремонта поддона или похода в магазин. Оказалось, что Александр работает диспетчером в порту, и привык быстро решать проблемы и разруливать нестандартные ситуации.

За работой время пролетело незаметно и наступил вечер. Но автодом уже был готов! По крайней мере в тот момент мне так казалось.

Мне нетерпелось стартануть в Совгавань, но решено было не делать резких движений, а хорошенечко отдохнуть и ехать утром следующего дня.